Пользовательский поиск

Книга 999-й штрафбат. Смертники восточного фронта. Переводчик: Бушуев А. В.. Страница 54

Кол-во голосов: 0

Крюль первым забрался в сани. Потом потащил за собой Шванеке и, усадив его рядом, всем своим видом показывал, что, мол, тот под его охраной. Дойчмана же обер–фельдфебель демонстративно игнорировал.

Из своей хаты выскочил доктор Берген и крикнул Обермайеру:

— Только что звонил Вернер. Русские на тридцать километров прорвались в районе Витебска. Он считает, что следующий их удар придется на наш участок.

Потом, вплотную подойдя к Обермайеру, вполголоса добавил:

— Знаете, может, мы с вами видимся в последний раз. Так вот, знайте — вы один из немногих порядочных людей здесь… А я… я…

Не договорив, Берген повернулся и, торопливо перепрыгивая через сугробы, бросился к себе. Посмотрев ему вслед, Обермайер покачал головой, затем сел в сани рядом с Крюлем.

— Поехали!

— Русские прорвались? — испуганно спросил Крюль.

— Похоже, так.

— И что теперь — на нашем участке их ждать?

— Вполне вероятно.

Крюль судорожно сглотнул.

— А что делать, когда здесь начнется заваруха, герр обер–лейтенант? У нас же ничего нет. На целую роту всего три пулемета, четыре автомата, десяток карабинов, пять пистолетов. И больше ничего. И этим мы должны сдержать натиск русских?

— И опять вы правы, Крюль.

Эти слова обер–лейтенанта вызвали у Шванеке кривую улыбку.

— Сейчас завоняет, герр обер–лейтенант, — с издевкой предупредил он Обермайера. — Вы бы от него отодвинулись на всякий случай, у него уже штаны полные…

Но Крюль пропустил мимо ушей издевку Шванеке, продолжая во все глаза смотреть на обер–лейтенанта.

— Они ведь как зайцев перебьют нас, — дрожащим голосом произнес он. — Разве мы можем позволить им?

— А почему бы и не позволить?

Обермайер потер застывшие руки.

— Как вы думаете, для чего мы здесь? Именно для этого.

Когда сани въезжали в Горки, уже брезжило утро. Они остановились перед командным пунктом роты. Йенс Кентроп, в отсутствие Обермайера и Крюля исполнявший обязанности командира роты, выскочил из дома и доложил обстановку. Унтер–офицеры Хефе и Бортке были на рытье траншей и передали ночью по проложенной ими телефонной линии, что русские обстреляли рабочую колонну в немецком тылу. Поскольку из оружия имелось лишь три карабина и два пистолета, рота понесла серьезные потери: семеро убитых и тринадцать человек раненых. Лишь по прибытии подкрепления с пулеметом и двумя автоматами русские были вынуждены отойти, оставив троих убитых.

Обер–фельдфебель Крюль, слышавший доклад Кентропа, вдруг почувствовал, что мир вот–вот рухнет и погребет его под обломками. Именно этого он больше всего и страшился.

Обермайер молчал, потом кивнул Кентропу и, опустив голову, направился в хату. Кентроп, повернувшись к Крюлю, озабоченно произнес:

— В общем, дела ни к черту. А это только начало. В расположении 1–й роты сегодня ночью тоже была жуткая стрельба.

Дойчман слышал все, словно уши у него были заложены ватой. Ему ни до кого дела не было. Все с тем же отсутствующим видом, не покидавшим его с тех пор, как он прочел письмо доктора Кукиля, он тоже прошел в хату, где уселся в своем закутке, в котором обычно спал. Роковое послание зловеще похрустывало в левом нагрудном кармане. Пока они добирались до Борздовки, Дойчман ни слова не проронил, хотя и Крюль, и Шванеке пытались разговорить его. Юлия умерла. Это прочел между строк. Это произошло на глазах у доктора Кукиля. Она принесла себя в жертву ради него, Эрнста Дойчмана. Она хотела доказать, что он невиновен. Она верила в него, в его работу, доверяла ему — но актины не спасли и ее. И какой теперь смысл в том, что доктор Кукиль просил его выслать ему формулы, отчеты об экспериментах, обобщения? Какая разница, что теперь он верит в эффективность актиновых веществ, что, видите ли, сожалеет, сочувствует, раскаивается, что обещает добиться его реабилитации? Все это вещи второстепенные, суть маловажные. Важно одно — Юлии больше нет, она умерла, пока он тут с Таней забавлялся… Эрнста это мучило, и ни конца этим мукам, ни выхода из них не было. Он до конца дней своих обречен корить и ненавидеть себя за это. Сидя на санях, уставившись вперед, он ощущал, что он, именно он один повинен в смерти Юлии. И никакая сила на земле не могла снять с него эту вину. Достав письмо из кармана, он разорвал его на мелкие клочки и втоптал их в земляной пол. А может, мелькнула безумная надежда, а может, все–таки Юлия выжила? Ведь Кукиль писал, что она в тяжелом состоянии, о смерти же в письме ни слова. Может, может она каким–то чудом, но все же оправилась от болезни, как и он сам? Может… Может… Вздор все это, и ничего больше. Вздор!

Он рассеянно провел рукой по лицу. Глупо верить в чудеса. Не было их и нет — Юлия умерла.

Сняв шинель, он хотел положить ее на деревянные нары и вдруг застыл и стал озираться. Нет, все же было нечто такое, что он обязан был предпринять… Нет, это не только он один повинен в смерти Юлии… Нет, не он один. А почему он, собственно, торчит здесь? В этой грязной, завшивленной норе? К чему вообще это все? Как он мог спутаться с этой Таней? Да, ему хотелось утешения, он стремился хоть как–то отгородиться от царившего вокруг кошмара, забыться… А виноват во всем был не он, Эрнст Дойчман, а тот, кто накатал ему это послание. Доктор Кукиль. Если бы не этот злосчастный доктор Кукиль, он бы сейчас жил в Берлине, работал вместе с Юлией. С его красавицей Юлией, милой Юлией, которая была ему не только женой, но и другом, товарищем по работе, единомышленницей…

Дойчман торопливо стал отрывать куски картона, которым снизу были обшиты нары, потом, положив картон на колени, взял карандаш и стал писать:

«Доктор Кукиль!

Я получил ваше письмо. Вероятно, вам будет малоинтересно, если я примусь описывать, какое омерзение вызвал у меня ваш жалкий лепет. Но я все же решил ответить вам. В первую очередь хочу сказать, что уловил между строк то, что вам сейчас не дает покоя чувство вины. Но этого мало, герр доктор Кукиль. Я готов поверить, что седых волос на вашей голове от этого не прибавится, — вы, насколько я вас знаю, не принадлежите к числу тех, кто способен сострадать, сочувствовать людям, на долю которых по вашей милости выпали муки. Если бы я мог сейчас — а я от всей души сожалею, что такой возможности не имею, — я бы избил вас и выкрикнул прямо в вашу бесстыдную физиономию, чтобы вы наконец поняли: «Вы, вы во всем виноваты!“ В том, что Юлии нет, в том, что… ее нет, что она… умерла… умерла…»

Карандаш выпал из пальцев. Горящими, сухими глазами Дойчман уставился в пол и долго сидел так, не шевелясь. Как сейчас хорошо было бы расплакаться… Разрыдаться. Но — не могу, и все. Боже мой, если бы этот человек вдруг оказался бы здесь! Погруженный в размышления, Дойчман даже не заметил, как открылась дверь каморки и кто–то вошел. Это был Шванеке.

— Что у тебя приключилось? — спросил он, садясь рядом с Дойчманом на нары и глядя ему прямо в глаза.

— Ничего не приключилось. А чего ты пришел? — спросил Дойчман.

— Понимаешь, профессор, ищу себе компанию, — ответил Шванеке. — Пока мне не отсекли башку…

Дойчман молчал, смысл слов Шванеке не сразу дошел до него.

— Башку? — недоуменно спросил он. — Тебе? За что? Ты с ума спятил!

— Я–то нет, зато вот другие точно спятили. Они уже точат топорик для меня, можешь мне поверить. Или веревочку мылят. Сперва они сунули меня в штрафбат, сказав на прощание: эй, парень, когда отправишь на тот свет достаточно русских, тогда ты снова наш. А тут вышла эта идиотская история с этим недоумком…

— С Беферном?

— Ну а с кем еще? С ним.

— Но ты же его не убивал! У них же нет никаких доказательств!

— А может, это я его и кокнул… — оскалился Шванеке.

Дойчман невольно отпрянул и стал смотреть на сидящего рядом и улыбавшегося во весь рот Шванеке.

— Так… ты его и правда?.. — пробормотал Дойчман.

— Да брось ты, шучу, как всегда… Но все складывается так: стоит тебе раз вляпаться, и тебе уже нет веры. Тут хватит и подозрения. Были они с ним в окопе? Были. Никого, кроме них, не было? Никого. Мог он его шлепнуть? Мог. Ну, раз мог, так и шлепнул. Чего тут спорить? Все именно так и было — это если по–ихнему рассуждать. Кто мог прикончить Беферна, кроме Шванеке? Ну кто, скажи мне? Ведь все до одного верят, что это я убил его. Вот только жаль, что не я…

54

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org