Пользовательский поиск

Книга Клиника «Амнезия». Переводчик: Бушуев А. В.. Страница 39

Кол-во голосов: 0

– Даже не думай! – крикнул Рей и бросился к нему в надежде удержать от рискованного шага.

– А как же сокровища? – возразил Фабиан и подмигнул Сол. В следующее мгновение он нырнул, войдя в воду как нагретый нож в масло.

– «Я не боюсь моря». Это надо же такое сказать. Никакого уважения! – покачал головой Рей. – Если только он через несколько минут не превратится в фарш, мы отправимся домой сразу, как он вынырнет. Следите за ним.

Фабиан был неплохим пловцом – как я уже говорил, он был талантлив во всем, что позволяло ему хотя бы немного покрасоваться перед окружающими, – однако я опасался, как бы чего не случилось. Рей повернулся к нам спиной и принялся выбирать якорь. Поэтому он не заметил того, что увидели мы с Сол. По морскому дну передвигался едва различимый силуэт с развевающимися черными волосами. Вскоре он пропал из виду, отнесенный куда-то в сторону сильной волной. Появился снова он уже на мелководье. Сначала над водой поднялась бледная незагорелая рука с триумфально сжатыми в кулак пальцами, потом над волнами рывком взлетел и сам ныряльщик, как будто вытолкнутый из глубины каким-то незримым морским чудовищем. Руки Фабиана легонько стукнулись о борт лодки. Наша суденышко пробкой подскакивало на волнах, с каждой секундой вздымавшихся все выше и выше. Помогая другу забраться в лодку, я заметил тонкую царапину на его левой ноге, начинавшую сочиться капельками крови. Рей наконец запустил мотор, и мы поплыли домой.

– Ну что, доволен? – пытаясь перекрыть вой ветра, прокричал Рей. – Ты хотя бы понимал, чувак, чем рисковал? Я в последний раз сделал тебе одолжение. А вообще, что ты там наделся найти, скажи?

– Сокровища, – ответил Фабиан, тяжело дыша. Затем улегся плашмя на дне лодки.

– С тобой все в порядке? – спросил я.

Он ничего мне не ответил и протянул прямо к лицу Сол все еще сжатый кулак. На лице девочки одно за другим сменились самые разные чувства: за беспокойством последовало недоверие, сменившееся – пока Фабиан медленно разжимал пальцы – восторженным изумлением. Сам Фабиан лучился такой нескрываемой радостью, какой я прежде за ним не замечал. Предмет, лежавший у него на ладони, был грязновато-тусклым и почти не сохранил первоначальную форму, но это, вне всякого сомнения, была серебряная монета.

Лодка мчалась к материку, подскакивая на волнах, и поэтому любые разговоры на борту были бессмысленны. Я сидел рядом с Фабианом, который не сводил торжествующего взгляда с исчезающего вдали острова. Сол стояла рядом с отцом, держась одной рукой за его ногу и крутя в другой монетку. Минут через двадцать остров остался далеко позади, а вместе с ним и начинающийся шторм. Рей сбросил скорость, и вскоре мы остановились в открытом спокойном море. Он посмотрел на руку дочери, а затем на нас с Фабианом.

– Ты порадовал мою дочь, – тихо сказал он, перебравшись поближе к моему другу. – Так что прими мои извинения. Одного никак не пойму: как ты успел бросить эту штуковину за борт? Мы ведь все не сводили с тебя глаз, пока ты разбивал гипс.

– Я неплохо показываю фокусы, – ответил Фабиан. – Анти может подтвердить. Я вытащил из-под гипса монетку, пока вы все плавали. После чего мне оставалось лишь бросить ее в воду где-нибудь рядом с лодкой. Мне не хотелось расставаться с ней. Это – единственная вещь, которая осталась мне от отца.

– Ты точно хочешь, чтобы эта штука осталась у моей дочери? Если она действительно как-то связана с чемпионатом мира, то вполне может представлять ценность.

– Нет, она просто попалась в коробке с сухими завтраками. «Герои Кубка мира». Такие вещи передаются в семье от старшего к младшему. Пусть она останется у Сол. Я больше в нее не верю.

– Смотрите, какой фонтан! – крикнула Сол, все еще сжимая в руке найденное Фабианом сокровище.

Рей с улыбкой посмотрел на Фабиана:

– Что же, спасибо за подарок. – Он отскочил обратно к рулю. – Куда едем, дорогая?

Сол указала куда. Рей резко нажал на рычаг управления, бросив лодку на полной скорости вперед. Мы с Фабианом встали, вглядываясь в водную гладь, чтобы лучше разглядеть кита. Минут через десять Рей снова сбросил скорость, и мы остановились, мягко покачиваясь на волнах. Кроме плеска воды о борт лодки, больше ничего не было слышно. Заморосил мелкий дождик, и нас накрыло облачко легкого тумана. Все молчали. Затем откуда-то из морских глубин донесся какой-то звук, похожий на гулкий и протяжный вздох. За ним, вырвавшийся прямо из-под поверхности воды, последовал фонтан брызг. Мы с Фабианом удивленно взглянули друг на друга, затем огляделись по сторонам. Вода в пределах нашего белого круга все еще оставалась спокойной. Взгляды всех, кто находился в лодке, были устремлены вперед, но я в отличие от остальных повернул голову влево и увидел его первым. Морской змей. Лох-несское чудовище. Всего в десяти футах от лодки, не обращая на нас ни малейшего внимания, огромное горбатое млекопитающее, то выскакивая из воды, то вновь погружаясь в глубину, держало путь к неведомому месту посреди просторов Мирового океана. В следующее мгновение звук раздался снова: очередной выдох исполинских легких, сопровождаемый новым мощным фонтаном брызг.

– Горбатый кит, – понизив голос, пояснил Рей. – Прекрасный образец. Можно проследить за тем, как он будет выпрыгивать из воды.

Мы примерно полминуты помолчали. Затем линия горизонта буквально взорвалась. Кит полностью выпрыгнул из воды, нет, не выпрыгнул даже, а скорее взмыл, после чего ушел в глубину, обдав всех нас брызгами. Все это произошло молниеносно: казалось, оба момента – прыжка и падения – слились воедино. Неожиданно все мы не сговариваясь разразились восторженными криками.

До меня только начало доходить, какому чуду я только что стал свидетелем, когда Фабиан шепнул мне на ухо:

– Не смотри вниз.

Я поступил с точностью до наоборот. Под нами, весь обросший морскими уточками, проплывал еще один кит. Его исполинская серая туша напомнила мне некий потопленный постапокалиптический небоскреб.

– …если и этот решит прыгнуть…

– …то нас подбросит в воздух как тюлененка, – продолжил Фабиан. – Жуть.

Кит все еще проплывал под нашей лодкой, медленно и лениво переворачиваясь на спину. Затем, отплыв от нас на некоторое расстояние, шлепнул хвостовым плавником по поверхности воды.

– Он машет нам на прощание, – произнесла Сол.

– Нет, просто захотел оглушить несколько рыбешек, – возразил Рей. – Это называется хвостовой удар. Шлепая хвостом по воде, киты способны оглушить целый косяк сельди.

Фабиан насмешливо зевнул и бросил на меня ехидный взгляд.

На моросивший над нашими головами дождик мы уже не обращали внимания. Все с надеждой ждали, когда океанский гигант вынырнет снова, и наши ожидания оправдались. На сей раз прыгнул более крупный кит. Он устроил настоящее представление: почти полностью выскочил из воды, на секунду зависнув над лазурной поверхностью океана, после чего бомбой ушел в глубину.

Целая стая китов держала курс на север, ритмично, словно по команде, хлопая о воду мощными хвостами. Еще немного, и они скрылись из виду.

– Вы могли бы следовать за ними весь путь до самой Колумбии, если бы захотели, – первым нарушил молчание Рей. – Но, кажется, вот-вот разразится шторм.

В лодке опять стало тихо. Каждый раз, когда я закрывал глаза, перед моим мысленным взором возникал кит. Почему-то вспомнились слова Фабиана о человеческой памяти. Я был не против заполучить еще одну физическую отметину, лишь бы никогда не забыть сегодняшнее зрелище.

Рей оказался прав, предрекая сильный шторм. Хотя нам и посчастливилось оставить его далеко позади, он тем не менее догнал нас, причем сделавшись еще сильнее. Когда я посмотрел в том направлении, откуда мы совсем недавно вернулись, линия горизонта показалась мне черной, как траурная лента. Прямо на глазах начали сгущаться сумерки. Я невольно вздрогнул от внезапно посвежевшего воздуха – температура стремительно понижалась. Приблизившись к материку, мы впервые за последние несколько часов увидели другое судно. Огромная белая яхта, невзирая на погоду, невозмутимо огибала морской залив близ северного края Педраскады, держа курс прямо на нас. Палубы сияли янтарно-золотистым светом подвешенных между мачтами фонариков, зато стекла иллюминаторов были тонированными. В общем, яхта воспринималась скорее как вызов романтическому характеру рыбацкой лодки Рея, особенно после того как мы успели полюбоваться на китов.

39

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org