Пользовательский поиск

Книга Клиника «Амнезия». Переводчик: Бушуев А. В.. Страница 49

Кол-во голосов: 0

– Господи! Что с тобой? – испуганно спросил я.

Фабиан лежал на кровати, прислонившись спиной к стене и скрестив ноги. Я отпер деревянные ставни и открыл окно. Мой приятель тот час зажмурился отхлынувшего в комнату яркого света. Хотя его прошибал пот – то ли от выпивки, то ли от травы, толи оттого и другого, – в нем было что-то еще, что насторожило меня. Пластиковая бутылка из-под тростниковой водки почти пуста. Рука, еще недавно вся в мертвых чешуйках кожи, теперь блестела в полумраке, влажная и красная. Тонкие струйки крови стекали из уголков его рта. Фабиан вытирал их о предплечья, отчего кровь смешивалась с сухой, омертвевшей кожей.

– Так ты ее трахнул? – спросил Фабиан.

Едва он раскрыл рот, кровь хлынула с новой силой.

– Господи, Фабиан…

– Ты трахнул ее? Не думай – я вовсе не ревную. Из чистого любопытства спрашиваю. Ну так как? Да?

– Что ты с собой сотворил?

– Немного перебрал. Только и всего. Не беспокойся. Все-таки скажи мне – ты сделал это? Скорее всего нет, небось струхнул, как всегда. Лучше б ты играл с ребенком, а мне бы досталась баба. Впрочем, думаю, она об этом уже пожалела.

У него на коленях стояла белая плошка с жареным маисом, из которой он периодически выуживал зерна и забрасывал в рот, прежде чем потянуться к бутылке агвардиенте. Он не только протирал этой гадостью лицо, но и пил ее.

– Что здесь произошло? И почему ты ведешь себя как ветеран вьетнамской войны?

Фабиан резко сел на кровати, но пошатнулся и принял прежнее положение. Неуклюжесть движений делала его похожим на старинную деревянную куклу.

– Произошло недоразумение, – сказал он. – Но сейчас все в порядке. Сол немного пострадала, но с ней, кажется, все нормально. Madre de Dios!Рука чертовски болит.

В окно я увидел Рея – тот со всех ног бежал к нашему домику. Странно. Рей всегда ходил степенно, никуда не торопясь. Я никогда не видел его таким, полным решимости. Что-то явно было не так.

– Думаю, нам пора сматываться отсюда.

– Что случилось?

– Ничего. Но случится. Возможно даже, очень скоро.

Рей заглянул к нам в окно.

– Надо с тобой поговорить. Ты не против? – сказал он Фабиану.

– Извини, Рей, это был несчастный случай, недоразумение, – произнес тот тоном кающегося грешника. Он неловко попытался встать на ноги. Его вело из стороны в сторону. – С ней все в порядке?

– Она ужасно расстроена, чувак. И у нее поцарапана нога.

– Я должен с ней поговорить.

Фабиан рванулся к двери и, роняя по дороге зерна маиса, вылетел на улицу. Плошка с грохотом стукнулась о деревянный пол. Рей поймал Фабиана за локоть, придерживая его так, чтобы он не упал и не убежал.

– Лучше не надо. Она не желает тебя видеть.

– Черт возьми! Это было недоразумение. Я бы ни за что не позволил себе сделать ей больно.

Рей решительно затолкал Фабиана обратно в домик и встал в проходе, преграждая ему путь. Фабиан шаткой походкой добрался до кровати и сел.

– Не хочешь рассказать мне, что все-таки произошло?

– Я уже говорил: несчастный случай. Мы были в пещере, пытались пройти по тропе, ведущей дальше через скалу. Сол упала. Я пытался поймать ее, Рей, честное слово. Я не виноват. А она вдруг начала кричать и побежала. Она бежала от меня до самого дома.

– Она – нет, не могу поверить! – она говорит, ты специально толкнул ее. Утверждает, что ты ее ударил.

– Я пытался удержать ее от падения, только и всего. Клянусь. Да я бы никогда в жизни не поднял руку на твою дочь, Рей. За кого ты меня принимаешь?

– Допустим. А теперь послушай. – Рей зашел в домик и сел на кровать рядом с Фабианом. Длинные патлы, словно шторы, с обеих сторон занавешивали ему лицо. – Твое слово против ее. Но не бойся. Я знаю, она фантазерка. И все равно я бы советовал тебе до конца вашего здесь пребывания держаться от нее подальше. Договорились?

– Но я ни в чем не виноват!

– Верю.

– Я просто… – робко начал Фабиан.

– Прошу тебя – делай так, как я сказал, и я не стану на тебя злиться, – перебил его Рей. – Я помню, завтра вы все равно уезжаете. Так что давай забудем про все и хорошо проведем последний день. Только не подходи к моей дочери. Боже! Как же я ненавижу ссоры. Давай оставим эту тему и все забудем, хорошо? Мне еще надо мебель чинить.

– Все забыто, – ободряюще заверил я Рея, закрывая за ним дверь.

Я наблюдал в окно, как он вприпрыжку направился обратно к бару.

– Ты ничего не хочешь мне рассказать? – спросил я, поворачиваясь к Фабиану.

Тот, всхлипывая, скулил, как раненое животное.

– Там было темно, и я не различал дорогу, – еле слышно прошептал он.

– Что ты этим хочешь сказать?

– Мы взяли фонарики, но так и не нашли тропы, которая ведет через скалу. Мы прошли довольно далеко. Даже потревожили кучу летучих мышей. Они кружились над нашими головами, как в фильмах ужасов. Мы зашли так далеко, что уже почти не видели дневного света за нашими спинами. Ход вел дальше, но становился все уже и уже, стены все плотнее смыкались вокруг нас. Сол стало страшно. Она сказала, что хочет вернуться домой.

– Что ты сделал?

– Меня это взбесило, – с раскаянием произнес он, глотая слезы. – Я так разозлился при мысли, что, возможно, дальше прохода нет, что, кажется, сорвался на нее. Там было темно. Но я не собирался причинять ей боль, клянусь. Это было ужасно. Честное слово, Анти, я не лгу. Я должен увидеть ее и извиниться. Я ей все объясню. Тогда завтра мы можем снова пойти туда. Возьмем фонарики получше. Ну, или что там еще надо.

Он выпрямил ноги и попытался подняться. Я не часто совершаю поступки, которые удивляют меня самого. На мою трусость можно положиться в любой ситуации. Но то, что я сделал в следующее мгновение, удивило нас обоих. Как только он поднялся на ноги, я толкнул его в грудь и он полетел обратно на кровать.

– Думаю, будет лучше, если ты останешься здесь, пока не протрезвеешь, – произнес я с несвойственной мне решительностью. – И вообще пора оставить всю эту чушь по поводу пещеры и этого дурацкого купола.

Я вышел из домика, пока не успел окончательно рассвирепеть.

По пути к бару я услышал, что из душевой кабинки доносится голос Кристины. Дверь была открыта, и, проходя мимо, я увидел, как она накладывает повязку на ногу дочери. Должно быть, Кристина привела сюда Сол, чтобы отмыть грязь с царапины, прежде чем наложить повязку. И хотя девочка героически стояла под струей холодной воды, по всхлипам нетрудно было догадаться, что она совсем недавно плакала.

Я просунул голову в дверь. В кабинке стоял запах антисептика.

– Все в порядке? – спросил я.

– Да. Ничего страшного, – успокоила меня Кристина. – Солита упала и ударилась, но все будет хорошо, правда? – Она ободряюще потрепала девочку по щеке.

Сол согласно кивнула, но как только мать взялась накладывать бинт, поморщилась от боли.

– Это моя храбрая девочка! – сказала Кристина.

– Фабиан очень расстроен. Он хочет извиниться. Честное слово, он не собирался тебя обижать, – сообщил я.

– Конечно, – примирительно ответила Кристина, продолжая колдовать над ногой дочери. – Мы знаем, все вышло случайно.

– Нет! Неправда! – неожиданно прокричала Сол, отталкивая руку матери. – Никакая это не случайность! Я не дура. Я же говорила вам. Он толкнул меня! Он специально это сделал!

– Успокойся, крошка. Пожалуйста. Нельзя говорить такие вещи, если их невозможно доказать. Потерпи еще немного. Не дергайся, пока я не закончу бинтовать тебе ногу. А потом мы пойдем и сделаем тебе банановый коктейль. Хорошо?

Задобренная обещанием коктейля, Сол послушно кивнула. Но я видел, что малышку буквально трясет от нанесенной обиды.

– С ней все будет хорошо. Она отойдет, – обернувшись, сказала мне Кристина. – Уверена, это было недоразумение. Честно. Скажи Фабиану, пусть не переживает.

Но в ее голосе было меньше тепла, чем обычно.

Когда я вернулся в бар, то увидел там Салли Лайтфут, которая расплачивалась с Реем. Она вытащила из ботинка комок банкнот и теперь, по ходу пересчитывая их, аккуратно расправляла на столе. Тем временем Рей зачитывал счет:

49

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org