Пользовательский поиск

Книга Прикосновение волшебства. Переводчик: Бушуев А. В.. Страница 75

Кол-во голосов: 0

О беременности Кассандры они тоже еще не объявляли. Все думали, что они поженились во Франции в начале августа, всего два месяца назад. Но Кассандра была беременна почти четыре месяца, такое вряд ли возможно скрывать и дальше. Пришло время объявить об их планах, но Уайатт почему-то не торопился. Кассандра задумчиво взглянула на него, ожидая его ответа на последнее требование графини.

Уайатт подмигнул Кассандре, а затем, отложив в сторону газету, спокойно взглянул на мать.

— Скорее всего, мама, я займусь приданым Кассандры не раньше следующей весны. Зимой ты можешь обсудить с Макгрегором возможности использования этих земель. Но не за бывай, что он мой управляющий и ты не можешь уволить его без моего разрешения.

Леди Меррик бросила на сына гневный взгляд.

— Не раньше следующей весны? Чем же ты будешь так занят зимой, что не сможешь сам позаботиться о своих владениях?

Уайатт встал из-за стола и, подойдя к Кассандре, с гордым видом положил руки ей на плечи. К его удивлению, лицо Кассандры залилось краской, и он нежно погладил ее по щеке.

— Я говорю о том, мама, что мы с Кассандрой так и не съездили в свадебное путешествие. А поскольку мы только что узнали, что она ждет ребенка, то решили что лучше отправиться в него сейчас. Ты же не станешь возражать?

Ребенок! Графиня от удивления открыла рот. Столько лет она ждала, когда у сына родится наследник. Первой ее реакцией была радость, сменившаяся затем трезвым расчетом. Ну конечно же, этого следовало ожидать. Уайатт уже много месяцев вел себя как одурманенный любовью школьник.

Хитро прищурившись, графиня взглянула на Кассандру и Уайатта. В длительное путешествие во время беременности не отправляются. Наверное, она еще не беременна. Разве что…

Графиня с покорным видом отложила салфетку и поднялась из-за стола.

— Ну конечно, Уайатт. Ты прав. Материнство — это огромная ответственность. А пока вам полезно немного развлечься. Полагаю, вы возьмете с собой хорошего врача. Теперь нужно будет тщательно следить за здоровьем Кассандры. Возможно, она носит под сердцем следующего графа Меррика.

— Давай не будем торопить события, мама, — ответил Уайатт. — Мы подождем виконта Свонси. Но мне бы хотелось, чтобы первой родилась девочка. Приятно, когда в доме много женщин, и я хочу, чтобы моим сыновьям было у кого поучиться хорошему поведению.

Когда графиня торопливо вышла из комнаты, Кассандра удивленно взглянула на Уайатта. Просто невероятно! Ей будет всего двадцать, когда родится первенец. У нее впереди много времени для рождения еще нескольких сыновей и дочерей. Целая жизнь, которую она проведет с Уайаттом и детьми. Это слишком прекрасно, чтобы быть правдой. Настоящий дом, настоящая семья, в которой царит мир и согласие…

Уайатт заметил, что ее глаза от счастья наполнились слезами, и, наклонившись, поцеловал ее в щеку.

— Мы еще не женаты, дорогая, — прошептал он. — Ты готова расплакаться от мысли о маленьких Мэннерингах?

— Нет, я думала вовсе не об этом, — лукаво ответила она. Уайатт улыбнулся. У них впереди будет еще много ночей, чтобы дать волю своим фантазиям. Он поцеловал ее и отошел в сторону, чтобы не поддаваться искушению.

— Как только в нашем доме станет полно детей, ты быстро утратишь ко мне интерес. Я просто хочу удостовериться, что пока ты мне не откажешь. Как насчет обеда на открытом воздухе, в дубовой роще?

По ее улыбке Уайатту стало ясно, что она его поняла. Они еще ни разу не занимались любовью под открытым небом.

Через стрельчатые окна в помещение старой церкви струился солнечный свет.

Перед викарием стояли два джентльмена. На одном из них был серый сюртук, на другом — синий. Оба были в длинных, безукоризненно сшитых панталонах. Воротнички и манжеты отличались ослепительной белизной. Золотая цепочка от часов у одного и бриллиантовые запонки у другого свидетельствовали не просто о богатстве, но об аристократическом богатстве.

Рядом с ними дамы являли собой удивительный контраст. Та, что помоложе, более высокая, стояла возле джентльмена в синем. Она с любопытством разглядывала священника, свечи в пыльных канделябрах возле алтаря, воробья, порхавшего под резным сводчатым потолком. Из-под тончайшей кружевной вуали выбивались пряди ярко-рыжих волос. Серебристо-голубое шелковое платье, подвязанное под грудью голубой лентой, выгодно подчеркивало ее изящную фигуру. Ее спутник с трудом заставлял себя внимательно слушать викария.

Дама, стоящая рядом с джентльменом в сером, выглядела более хрупкой. Она опиралась на руку своего спутника, и ее лицо светилось спокойствием. На ней было голубое платье более темного оттенка, без каких-либо лент или кружев. Единственным ее украшением была нитка жемчуга на шее. Время от времени она с гордым видом поправляла ее, словно с трудом веря в происходящее.

— Берешь ли ты, Уайатт Эвери Чарльз Свонси Мэннеринг, лорд Меррик, эту женщину в жены, чтобы любить и заботиться…

Для пары, произносящей эти слова, они были обычной формальностью. Настоящие клятвы уже сказаны и закреплены в их сердцах, душах и телах. Эта церемония лишь сделала официальным то, что сами они знали уже долгое время. Как бы сильно они ни отличались друг от друга, им самой судьбой предназначено быть вместе. Жених улыбнулся, надевая кольцо на палец своей невесте, и в ответ она одарила его ослепительной улыбкой. Викарий нервно кашлянул, заметив, какая страсть пылает в их взглядах.

Когда были произнесены последние слова, Уайатту пришлось довольствоваться лишь мимолетным поцелуем, прежде чем повернуться к родителям Кассандры. Последовали сердечные объятия и поцелуи, а затем к алтарю подошла вторая пара. Кассандра и Уайатт переглянулись и быстро поднялись на хоры.

В тот момент, когда новоиспеченные супруги склонились над книгой регистрации, чтобы записать там свои имена, неожиданно раздался какой-то громкий звук. Все озадаченно взглянули на органные трубы, занимавшие весь балкон. Последний деревенский органист умер еще в середине прошлого столетия, и с тех пор во всем приходе не было ни одного человека, кто смог бы заставить этот инструмент зазвучать. Когда из органа вновь донесся звук, гораздо тише предыдущего, священник и молодожены обменялись удивленными взглядами.

Меррик и Кассандра выбрали для бракосочетания именно эту церковь не только потому, что она располагалась в маленькой деревушке, но и за ее величественный орган, на котором собирались сыграть божественную музыку. Но, как оказалось, звук, который можно из него извлечь, способен лишь выгнать мышей из его труб.

— Ну давай же, Уайатт, попробуй еще раз. Я знаю, он обязательно заиграет, — умоляла Кассандра.

Уайатт взглянул на сияющее лицо своей невесты и поднес к губам ее руку, на пальце которой теперь сверкало обручальное кольцо.

— Если бы я мог прикоснуться к этому органу с таким же волшебством, с каким ты прикасаешься ко мне, он бы запел, как птица.

Кассандра с трудом заставила себя не расплакаться от счастья и переполнявшей ее любви. Она поцеловала Уайатта в ухо, а затем пробежала пальцами по клавишам.

— Я наделяю эту вещь своим волшебством. Заставь ее петь, сэр Уайатт.

Как только у алтаря были подписаны все брачные документы, орган наконец запел. От удивления викарий чуть было не выронил из рук книгу. Когда он вручил второй супружеской паре документ о регистрации брака, музыка уже эхом разносилась по всей церкви.

Одновременно со звучанием органа послышался ангельский голос. Молодожены чуть было не забыли поблагодарить священника, с благоговением глядя на хоры. Со слезами радости на глазах священник опустился на колени и склонил голову. Величественная музыка лилась сверху впервые за много десятилетий. Даже воробьи испуганно умолкли.

Новобрачная расплакалась от радости, когда ее муж наклонился и нежно поцеловал ее, и они рука об руку направились к двери. Это самый лучший свадебный подарок. У двери они остановились, чтобы дослушать песню.

Мистер и миссис Уайендотт подождали, пока к ним присоединятся лорд и леди Меррик, и две супружеские четы вместе вышли из церкви.

75

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org