Пользовательский поиск

Книга Продажное королевство. Переводчик: Харченко Анастасия. Страница 113

Кол-во голосов: 2

Кювей шел последним. В его золотых глазах блестели слезы, и Джеспер почувствовал благодарность, что мальчишка присоединился к их кругу. Благодаря Матиасу они пережили нападение на Черную Вуаль; благодаря Матиасу у Кювея появился шанс жить в Равке как настоящему гришу.

Нина повернулась лицом к воде, глядя на узкие дома вдоль Гельдканала. Джеспер увидел, что некоторые жители поставили свечки на подоконниках, словно пытаясь отпугнуть тьму.

– Я представляю, что эти свечи для Матиаса, – сказала она. Девушка убрала опавший красный лепесток с его груди, вздохнула и отпустила его руку, медленно поднимаясь на ноги. – Знаю, уже пора.

Джеспер приобнял ее.

– Он так тебя любил, Нина… Любовь к тебе сделала его лучше.

– Какое это теперь имеет значение?

– Конечно, имеет! – возразила Инеж. – Мы с Матиасом молились разным богам, но мы верили, что после этой жизни нас ждет что-то большее. Ему было легче уйти в другой мир, зная, что он поступил правильно в этом.

– Ты останешься в Равке? – спросил Уайлен.

– Только до тех пор, пока не организую поездку во Фьерду. Некоторые гриши могут помочь мне подготовить его тело для перевозки. Но я не могу вернуться домой, не могу обрести покой, пока он не обретет его. Я отвезу его на север. В ледяные просторы. Похороню его рядом с берегом. – Она повернулась к ним и посмотрела так, словно увидела впервые. – А вы что будете делать?

– Придумаем, как растратить наши деньги, – ответил Каз.

– Какие деньги? – удивился Джеспер. – Все ушло в казну шуханцев. Будто они в них нуждались.

– Неужели?

Нина прищурилась, и Джеспер увидел, как ее былой дух понемногу стал возвращаться.

– Хватит ходить вокруг да около, Бреккер, или я спущу на тебя свою проклятую армию мертвых.

Каз пожал плечами.

– Мне показалось, что шуханцам вполне хватит и сорока миллионов.

– Тридцать миллионов, которые задолжал нам Ван Эк… – пробормотал стрелок.

– По четыре миллиона крюге каждому. Долю Пера Хаскеля я отдам Ротти и Шпекту. Деньги отмоются посредством одного из предприятий Отбросов, прежде чем вернутся в Геменсбанк, но к концу месяца они будут лежать на ваших счетах. – Он замолчал. – Долю Матиаса я переведу Нине. Знаю, что деньги не имеют значения…

– Имеют, – перебила Нина. – Я найду им достойное применение. Что вы сделаете со своими долями?

– Найду корабль, – ответила Инеж. – Соберу команду.

– Помогу управлять империей, – сказал Джеспер.

– Попытаюсь не закопать ее под землю, – пробормотал Уайлен.

– А ты, Каз? – поинтересовалась Нина.

– Построю что-то новое, – парень пожал плечами. – А затем сожгу.

Джеспер весь подобрался и выпалил:

– Вообще-то, я хочу, чтобы ты перевел мои деньги на счет отца. Не думаю… не думаю, что готов к такому богатству.

Каз внимательно посмотрел на него.

– Это правильный поступок, Джес.

Звучало почти как прощение.

Сердце Джеспера отягощала скорбь. Впервые за много лет у него было полно денег. Ферма отца в безопасности. Но все это казалось неправильным.

– А я-то думал, что деньги делают жизнь лучше, – прокомментировал он.

Уайлен оглянулся на отцовский особняк.

– Я бы предупредил тебя, что все не так радужно.

Вдалеке зазвенели колокола. Джеспер пошел за отцом в сад. Колм стоял у ступенек в дом, сжимая в руках мятую шляпу.

– По крайней мере, теперь ты можешь позволить себе новую шляпу, – сказал Джеспер.

– Мне и эта нравится.

– Я вернусь домой, пап. Когда гавани снова откроют. После того как Уайлен обустроится.

– Он хороший парень. – Слишком хорош для меня. – Надеюсь, ты действительно наведаешься домой. – Колм посмотрел на свои крупные руки. – Тебе стоит встретиться с друзьями матери. Девочка, которую она спасла много лет назад… я слышал, она очень сильная.

Джеспер не знал, что сказать.

– Я… я не против. Прости меня за все. За то, что втянул тебя в свои неприятности. Что чуть не потерял то, над чем ты так упорно работал. Я… наверное, я хочу сказать, что у этого действия не будет эха.

– Что, прости?

– Да, на сулийском звучало как-то лучше. Я буду стараться, пап.

– Ты мой сын, Джеспер. Я не могу защитить тебя. Может, мне не стоило и пытаться. Но я буду рядом, даже когда ты оступишься. Всегда.

Джеспер крепко обнял отца. «Запомни это чувство, – наставлял он себя. – Помни, что тебе есть что терять». Он не знал, хватит ли ему сил, чтобы исполнить сегодняшнюю клятву, но он попытается.

Они вернулись к эллингу и присоединились к остальным.

Инеж опустила руки на плечи Нины.

– Мы еще встретимся.

– Конечно. Ты спасла мне жизнь. Я спасла твою.

– По-моему, ты лидируешь в этом счете.

– Нет, я не имею в виду в глобальном смысле, – Нина посмотрела на каждого из них. – Я говорю о мелочах. Как вы смеялись над моими шутками. Прощали мне мои глупости. Никогда не пытались унизить меня. Не важно, случится ли это через месяц, год или через десять лет, именно это я вспомню, когда увижу вас в следующий раз.

Каз протянул ей руку в перчатке.

– Тогда до встречи, Зеник.

– Даже не сомневайся, Бреккер. – Они пожали друг другу руки.

Ротти запрыгнул в лодку.

– Готовы?

Кювей повернулся к Джесперу.

– Навести меня в Равке. Научимся использовать наши силы вместе.

– Как насчет того, что я сброшу тебя в канал, и мы посмотрим, умеешь ли ты плавать? – поинтересовался Уайлен и посмотрел на него, весьма удачно подражая выразительному взгляду Каза.

Джеспер пожал плечами.

– Я слыхал, этот парень – один из богатейших людей в Кеттердаме. Не советую переходить ему дорогу.

Кювей обиженно шмыгнул и сел на дно лодки, аккуратно скрестив руки на груди.

– Нет, – покачал головой Каз. – Телосборщики не тратят время на то, чтобы красиво уложить тело.

Кювей раскинул ноги и руки в стороны. Следующим пошел Колм, и Джесперу тут же захотелось выкинуть из своей головы образ отца, лежащего как труп.

Парни взялись за уголки одеяла, перенесли Матиаса и положили его на дно лодки уже без одеяла. Нина взяла тюльпаны с его груди и бросила их в воду, после чего легла рядом.

Ротти оттолкнулся длинным деревянным шестом от песчаного дна канала. Лодка отплыла от причала. В темноте он выглядел, как любой другой телосборщик, переправляющий свой мрачный груз через канал. Только такие лодки могли свободно плыть по городским каналам и заходить в гавани, собирая мертвых, чтобы сжечь их на Барже Жнеца.

Ротти держал путь в промышленный район, куда, скинув синие мантии Совета приливов, сбежали гриши после аукциона. Каз знал, что им никак не перевезти стольких гришей, не привлекая внимания. Поэтому они прошли по секретному проходу из посольства в таверну, а затем промаршировали по улице в развевающихся синих мантиях, окутав лицо завесой тумана и трубя о своем могуществе, вместо того чтобы скрывать его. Джеспер полагал, что из этого можно вынести урок. Среди них было только четверо настоящих проливных, но и их оказалось достаточно. Конечно, была вероятность, что на аукцион явится настоящий Совет приливов, но, основываясь на свидетельствах об их крайне редких появлениях на людях, Каз решил рискнуть.

Гриши и Штурмхонд будут ждать неподалеку от Сладкого Рифа, чтобы сесть в лодку. Как только все окажутся на борту, Ротти выведет их из гавани, а затем выстрелит сигнальными огнями в небо, чтобы их подобрал корабль Штурмхонда. Это единственный способ эвакуировать из города группу беженцев-гришей, фермера, который помог надуть весь Торговый совет, и мальчика, который всего пару часов назад считался самым разыскиваемым заложником в мире.

– Только не болтай, – пробормотала Инеж.

– Буду нема, как могила, – ответила Нина.

Лодка поплыла по каналу, и девушка помахала им рукой; ее ладонь, как белая звезда, светилась в темноте. Даже когда они исчезли из виду, ребята еще долго стояли у края воды.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org