Пользовательский поиск

Книга Фракс и пляска смерти. Переводчик: Косов Глеб Борисович. Страница 41

Кол-во голосов: 0

— Я нахожу всю ситуацию крайне неудовлетворительной, — сказал колдун. — В делах подобного рода, как я полагаю, должна соблюдаться тайна, и меня поражает, что такое количество людей осведомлено о пропаже кулона. Такое положение могло бы даже показаться забавным, если бы не причиняло столько неприятностей.

— Я думал, слух о краже распустил именно ты. А теперь ты радуешься тому, что Лисутарида может слететь со своего недавно обретенного трона.

— Подобная перспектива меня, конечно, радует, — согласился Хорм, — но слух о том, что наша Властительница Небес, находясь под кайфом, посеяла чародейский кулон, пошел не от меня.

Нашу беседу прервало мелодичное пение. Это оказался хор появившихся неподалеку от берега русалок.

— Твоя работа? — поинтересовался я.

— Я здесь совершенно ни при чем, — заверил меня Хорм Мертвец. — С какой стати я буду тратить время на подобные глупости? Вчера меня едва не сбил с ног кентавр. Я решил, что это какой-то турайский обычай, но испуганные крики детей убедили меня, что это не так. Боюсь, что магическое пространство каким-то образом просачивается в реальный мир.

— Я тоже об этом подумал. Ты представляешь, каким образом это может происходить?

— Понятия не имею. Но если это произойдет, ваша гибель неизбежна.

— Если магическое пространство продолжит распространяться, тебе тоже конец.

Русалки исчезли. Я не знаю, где существуют русалки и существуют ли они вообще. Мне уже приходилось встречать единорогов, кентавров, дриад и наяд, но русалки мне еще не попадались.

— Задумано все было в лучшем виде, — мрачно произнес Хорм. — Сарина Беспощадная должна была добыть кулон и передать его мне. После этого я намеревался покинуть город, чтобы вручить этот замечательный подарок принцу Армагу. До сих пор не могу понять, что пошло не так. Возможно, во всем виноват Гликсий. Он хорошо знаком с Сариной Беспощадной и мог узнать о нашем деле раньше, чем я предполагал.

— Возможно, Сарина решила, что Гликсий окажется более щедрым?

— Не исключено. Эта женщина всегда действует энергично и весьма результативно, но мне не раз приходилось журить ее за продажность.

— От кого Сарина получила подвеску? — спросил я.

— Насколько я понимаю, поиски ответа на этот вопрос находятся в центре твоего расследования, — сказал Хорм, — и чтобы не лишать тебя удовольствия, делиться этими сведениями не стану.

К этому времени мы уже подошли к небольшим воротам в городской стене. Ворота охранял обалдевший от скуки солдат.

— Люди, насколько я понимаю, умирают по всему Тураю, — задумчиво произнес Хорм. — И это для меня тоже загадка. Узнав о первых смертях, я решил, что они связаны с кулоном. Нетренированный ум очень быстро становится жертвой зеленого камня. Но поскольку люди сейчас мрут повсюду, эти смерти, или, во всяком случае, их большая часть, не имеют никакого отношения к подвеске. Камень, бесспорно, обладает волшебной силой, но находиться одновременно в нескольких местах он не может.

— Да, Хорм, для меня это тоже тайна. А твои слова о том, что ты не понимаешь, что происходит, меня не очень убедили.

Хорм едва заметно вскинул бровь, словно удивившись тому, что кто-то осмеливается заподозрить его во лжи.

— Скажи, сыщик, почему ты думаешь, что не свихнешься, если по какой-то случайности наткнешься на магический камень?

— Меня спасет сила воли.

— Ты так полагаешь? Особой силы воли у тебя я как-то не заметил. Да и слова Сарины о том, что она видела тебя валяющимся в сточной канаве, о силе воли тоже не говорят.

— Сарина — лгунья!

Хорм обернулся и посмотрел в сторону моря. Затем он показал на стоящие у кромки воды скалы.

— Еще три тела, — сказал я.

— Неужели? У тебя хорошее зрение, сыщик.

— Парни из Сообщества друзей, как мне кажется. Видимо, следили за Гликсием, и все закончилось тем, что они друг друга перебили.

— Гликсий Драконоборец, — задумчиво протянул Хорм Мертвец. — Я трижды вступал с ним в схватку и каждый раз одерживал победу. И несмотря на это, он никак не желает успокоиться. Возможно, кого-то подобное упорство и восхищает, но меня оно только утомляет. Боюсь, что при следующей встрече мне придется его убить.

— Ты большой мастер раздавать подобного рода обещания, Хорм.

Мои слова, похоже, привели его в изумление, и он снова едва заметно вскинул бровь. Легкий ветерок с моря играл полами его мантии. Я помирал от зноя, а этому колдуну-полуорку несусветная жара была хоть бы хны.

— Неужели? Кого же еще я угрожал убить?

— Меня, например.

— Думаю, что подобное маловероятно, — сказал Хорм. — С какой стати мне тебя убивать? У тебя нет и никогда не было ни малейших шансов помешать реализации моих планов. Ты настолько ниже меня, Фракс, что даже не в силах представить то расстояние, которое нас разделяет. Ты всего лишь жалкий сыщик и при этом до того туп, что даже не смог завершить курс обучения искусству магии. — Хорм улыбнулся своей зловещей улыбкой. — Передай, пожалуйста, мой почтительный привет твоей прекрасной подруге Макри. Если мне придется срочно покинуть Турай, не попрощавшись с этой великолепной женщиной, то пусть она знает — когда принц Амраг придет с огромной армией, чтобы стереть с лица земли этот город, я сделаю все, чтобы ее спасти.

Хорм Мертвец отвесил мне официальный поклон и двинулся вдоль городской стены. Я вошел в ворота, и на меня сразу обрушились все ароматы округа Двенадцати морей.

Весьма содержательная беседа и чрезвычайно вежливая. Итак, Хорм, сбросив меня со счетов, стал изъясняться на вполне приемлемом языке, размышлял я, шагая к «Секире мщения». Однако, несмотря на все свое могущество, он так же, как и я, не знал, где кулон. Хорм Мертвец не смог его обнаружить даже с помощью всей своей, магии. Так что в конечном итоге мое положение было ничуть не хуже, чем его. А в некотором смысле — даже лучше. Ведь я все-таки детектив. Первая спица в колеснице, когда надо что-то найти. А он всего лишь могущественный чародей, которому посчастливилось иметь свое королевство. Кроме того, восстав из могилы, он приобрел особую магическую силу. Меня очень занимали слухи о том, что он, по существу, мертв. Жаль, что я его об этом не спросил. Впрочем, тема беседы была совсем иной, и этот вопрос был по меньшей мере неуместен. Я обратил внимание на то, что Хорм снова упомянул о Макри. Он явно был ею увлечен. Видимо, прошло много времени с того дня, когда Мертвец получал от дамы пощечину. Не исключено, что именно этого он и искал, строя свои отношения с женщинами. У меня возникла тревожная мысль. Вполне вероятно, что Хорм почерпнул свои взгляды на идеал женщины в стране мертвых. Однако попытка превратить Макри в этот идеал наверняка вызвала бы у моей подруги серьезные возражения. И у меня тоже. Макри, конечно, меня частенько напрягает, но я еще не дошел до того, чтобы желать ей смерти.

Но — жив ли Хорм или умер (не исключено, правда, что он пребывает между этими двумя состояниями) — я все равно найду кулон. А на его высокомерие мне ровным счетом плевать.

Когда я, задыхаясь от жары, шагал по пыльной пустыне, именуемой улицей Совершенства, мне на ум пришли слова, сказанные накануне Одуванчиком. Она видела вспышки света над побережьем. Интересно, не собиралась ли она поведать мне еще нечто любопытное, прежде чем я заткнул ей пасть? Я поискал ее в таверне, и там мне сказали, что она наверху, в комнате Макри.

Я постучал в дверь. Ответом было молчание. Я постучал снова и, не дожидаясь результата, вошел в комнату. Дандильон сидела на полу посреди комнаты, и в руке у нее маятником качался кулон с драгоценным зеленым камнем. Одуванчик словно завороженная смотрела на сверкающий амулет.

— Отдай немедленно! — взревел я.

Но она, видимо, пребывая в иной реальности, качала головой и тупо помаргивала. Я вырвал кулон у нее из рук и мгновенно сунул себе в сумку. Если у Дандильон поехала крыша, я был готов хорошенько ей врезать, чтобы привести в чувство. Но разве можно, имея с ней дело, точно определить, в своем она уме или свихнулась?

41

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org