Пользовательский поиск

Книга Отмеченный богами. Переводчик - Косов Глеб Борисович. Содержание - Глава сорок восьмая

Кол-во голосов: 0

— Вы слышали хоть что-нибудь о сражении на реке? — спросил Вадевия.

— До вашего прихода я пять дней не видела ни единой живой души. — Хозяйка печально покачала головой. — Не слышала ни слова. Вся надежда на Заступника, — со вздохом заключила она.

Дарсмит и Вадевия покосились на Малледа, но промолчали. Однако Маллед спросил:

— Но разве Заступник не может уже находиться среди солдат?

— Может быть. Не знаю. Сюда как-то заходили офицеры, но о Заступнике они ничего не говорили. Если б он уже был у реки, то разве они не сказали бы об этом?

— Наверное, сказали бы, — согласился Маллед.

На седьмой день они увидели ещё пару летящих на запад Новых Магов, а чуть позже ещё двоих, но направляющихся на восток.

— Что-то происходит, — пробормотал кузнец.

— По крайней мере это означает, что авангард пока ещё там, — заметил Вадевия.

На сей раз постоялого двора они не нашли и провели ночь в брошенном крестьянском доме. Прежде чем улечься спать, поужинали недозрелыми овощами с заросшего сорняками огорода.

К середине утра восьмого дня, когда они поднялись на невысокий кряж, их взорам открылся Дривабор. Они устремились к городу, но на подходе к нему остановились, чтобы изучить обстановку.

— Это должна быть Гребигуата, — сказал Дарсмит. — Других рек здесь нет.

— А город — наверняка Дривабор, — согласился Вадевия.

— Такой крошечный! — изумился Дарсмит.

— Крошечный? — в свою очередь, удивился словам приятеля Маллед.

Лежащий перед ними город маленьким вовсе не был. По размерам он во много раз превосходил Грозеродж и вполне мог соперничать с Бьекдау. Конечно, его нельзя было сравнить ни с Зейдабаром, ни с Агабдалом…

Город казался вымершим. На улицах — никакого движения. Из труб не поднимался дым. Это вынудило их остановиться. Одно дело заброшенные постоялые дворы или крестьянские дома, но совсем иное — целый город.

Маллед посмотрел на широкую серебряную с голубым ленту реки, сверкающую под утренним солнцем там, где его не загораживали кирпичные дома и зернохранилища. В городе над всеми прочими зданиями господствовали три сооружения — купол храма, высокий, окруженный по верхнему этажу балконами дом и сторожевая башня.

— Нам надо туда. — Маллед указал на башню. — Там обязательно кто-то должен находиться — часовые или наблюдатели.

— Думаю, ты прав, — согласился Вадевия.

— В таком случае вперед! — скомандовал Дарсмит, и вся троица, спустившись вниз по склону и пройдя через арку, оказалась на мощеных улицах Дривабора.

Обезлюдевшие, они производили гнетущее впечатление. Там не оказалось ни сражающихся армий, ни творящих зверства Бредущих в нощи. На путников смотрели лишь окна необитаемых домов. Оба незастроенных берега реки также оказались совершенно пустынными.

Они вышли на площадь у западной оконечности моста. Сторожевая башня возвышалась у самого берега, рядом с каменными столбами и аркой, ведущими на мост. Храм стоял чуть восточнее башни, а третье высокое здание — севернее.

Во всей округе не было видно ни единой живой души. Маллед прежде всего закричал, вскинув голову, в амбразуры башни, а затем принялся молотить в дверь. Никто не отвечал.

— Куда все подевались? — недоумевал кузнец. — Здесь же должны стоять часовые! Может быть, мятежники каким-то образом прошли мимо нас и теперь идут на Зейдабар?

— Скорее всего, авангард перешел на другой берег и прогнал Назакри прочь, — предположил Вадевия.

— Но я не вижу здесь никаких следов битвы, — возразил Дарсмит.

Маллед бродил у основания башни, поглядывая на восточный берег Гребигуаты. Затем остановился и, прикрыв глаза козырьком ладони, вгляделся внимательнее.

— А я вижу, — объявил он. — Смотрите!

— Куда? — осведомился Дарсмит.

Маллед указал пальцем.

— А, вот это… — Вадевия оборотился в ту сторону. — В воде… зацепилось за опору моста.

— Что же это такое? — спросил Дарсмит.

— Тело, — ответил Маллед. — Плыло по течению, пока не уперлось в мост.

Исследовав солнечные блики на воде, Маллед повернул налево и решительно зашагал на север.

В ста футах от предмостной площади они увидели часового. Он стоял у окна третьего большого здания. Окно выходило в сторону реки, и с запада заметить часового было практически невозможно. Однако Дарсмит, к счастью, обратил взор в небеса в тот самый миг, когда солдат перегнулся через ограждение балкона в юго-восточном углу здания.

— Смотрите! — воскликнул он.

Все подняли глаза и увидели солдата в красной тунике. На груди у него висел горн.

Но гораздо важнее было то, что солдат повернул голову и узрел их.

Глава сорок восьмая

Маллед беспокойно огляделся, когда, вместе со спутниками следуя за часовым, перебрался через восточный вал и оказался в лагере. Они вышли из Дривабора вчера, во второй половине дня, переночевали в заброшенном фермерском доме и поднялись на рассвете, чтобы прошагать оставшиеся пять-шесть миль до лагеря авангарда.

Лагерь выглядел почти пустынным, клапаны палаток гулко трепетали на теплом ветру, а проходы между рядами были безлюдны. Издали до пришельцев доносились голоса и глухие удары, где-то впереди к небу поднимался столб дыма, но сам лагерь оставался безжизненным. Очаги для приготовления пищи были холодны. Меж палаток не шатались свободные от нарядов солдаты. Единственными живыми существами, которых увидели вновь прибывшие, были трое часовых — тот, что сопровождал их сюда от дворца Леди Кармаран те-Дриева, и двое других, у входа в лагерь. Теперь один из этих местных и вел их по лагерю.

В стане врага на противоположном берегу реки жизнь шла заметно активнее. Маллед видел, как там двигаются люди, готовится пища, бегают посыльные. Создавалось впечатление, что мятежников совершенно не тревожит близость противника. Кузнец заволновался: неужели авангард полностью уничтожен и оба лагеря принадлежат мятежникам, несмотря на то что часовые были в запыленной красной с золотом форме Имперской Армии, с болтающимся на груди традиционным горном?

Солдат, прошедший с ними весь долгий путь от Дривабора, сдал их другому часовому, а сам не задерживаясь отправился обратно на юг. Новый проводник и привел их в лагерь. Он остановился у одной палатки и позвал:

— Лорд Дузон?

Маллед тут же вспомнил это имя и, удивленно прищурившись, выпрямился во весь рост. Похоже сейчас ему предстоит встретиться с самым выдающимся из всех самозваных претендентов на роль Богоизбранного Заступника. На губах кузнеца заиграла саркастическая усмешка.

По правде говоря, это самозванство Малледа совершенно не трогало.

— А я думал, здесь командует Генерал Балинус, — заметил Дарсмит.

— Так и есть, — кивнул часовой. — Вторым по рангу является Полковник Заваи, но они оба спят.

— Неужели здесь все спят? — удивился Вадевия.

Часовой ничего не ответил и вновь позвал:

— Милорд?

Клапан палатки отодвинулся в сторону, и в образовавшейся щели появилась голова. Темноволосая голова с довольно симпатичной физиономией. Несмотря на некоторую помятость, она явно принадлежала аристократу. Изящная голова начала что-то вещать часовому, но, заметив троих незнакомцев, спросила:

— Кто такие?

— Неизвестные, сэр! — ответил солдат. — Поз только что привел их из Дривабора. Они пришли в город вчера по главной дороге. Эти двое заявляют, что они оружейные мастера, присланные из Зейдабара. Что касается жреца, то он ничего о себе не сказал. Так доложил мне Поз.

Из палатки появился целиком Лорд Дузон. На нем была несколько потертая красная туника с золотой эмблемой Капитана Имперской Армии. На поясе висел меч. Волосы, в свое время подстриженные и слегка завитые, теперь явно оставались без внимания. Лорд был почти на голову выше Дарсмита и слегка превосходил ростом Вадевию — его макушка находилась где-то на уровне носа Малледа.

Он осмотрел пришельцев сверху донизу, при этом задержав взгляд на самом рослом из троих. Затем обратился к часовому:

91

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org