Пользовательский поиск

Книга Отмеченный богами. Переводчик - Косов Глеб Борисович. Содержание - Глава пятьдесят третья

Кол-во голосов: 0

— Это мой управляющий. Его имя Асгибур.

— Ваш управляющий? — не веря своим ушам, спросил Ниниам.

— Он управлял моим наследственным поместьем в Дауденоре, — ответил Шуль. — Где вы нашли его? Как это все случилось?

— И вы хотите нам сказать, что не стоите за этими преступлениями?! — выкрикнул Кадан. — Вы хотите сказать, что не приказывали ему устроить поджог и затем не убили его, дабы замести следы?!

— Конечно, я этого не делал! — проблеял слегка дрожащим голосом Шуль.

— Его тело было обнаружено на постоялом дворе в одном дне пути от Дауденора, — пояснил Гранзер. — И на нем был коричневый балахон.

— Но это ужасно! — произнес Шуль. — Что он там делал? Асгибур должен был находиться в Дауденоре!

Гранзер пронизывающим взглядом посмотрел на Шуля и вздохнул.

— Я надеялся, что мне не придется выставлять на обозрение это вещественное доказательство до тех пор, пока не установлю, кто руководил поступками вашего управляющего. Но вы, арестовав Лорда Кадана, вынудили меня поторопиться. Тем не менее я прошу Совет тщательно подумать над вопросом, что больше свидетельствует об измене: поступки Лорда Кадана или обстоятельства, в которых замешан Лорд Шуль.

— Ты ничего этим не доказал, Гранзер, — вмешался Принц Граубрис. — Лорд Шуль пытался обнаружить предателя! Я допускаю, что в отношении Лорда Кадана он ошибся (хотя нельзя исключить и подкупа управляющего Лордом Каданом, чтобы бросить подозрение на Шуля). Так вот, я повторяю, если Шуль и ошибся в отношении Кадана, то это вовсе не значит, что ему теперь нельзя доверять. И…

— Я всего лишь попросил Совет хорошенько продумать эту проблему, — поднял руку Гранзер. — Торопиться нам некуда…

Делбур снова кашлянул — на сей раз очень громко.

— В чем дело, Делбур? — раздраженно спросил Председатель Совета.

— Возможно, все же придется поторопиться, Ваше Высочество. Доктора говорят, состояние Ее Императорского Величества резко ухудшилось, и ещё до утра Императрица, скорее всего, скончается. Меня послали узнать, не пожелаете ли вы и другие члены Совета присутствовать при её кончине…

Граубрис тут же вскочил на ноги и устремился к выходу из Палаты.

— Сессия Имперского Совета закрывается, — поспешно произнес Принц Гранзер. — Властью, предоставленной мне как Председателю Совета, объявляю Лорда Кадана свободным, а все обвинения против него недействительными, пока не будет предъявлено дополнительных доказательств его вины.

С этими словами Принц поднялся из-за стола и зашагал к двери.

Однако на пути к выходу он все же на миг задержался, чтобы бросить Лорду Шулю:

— Дело ещё не закрыто, милорд!

Глава пятьдесят третья

— Вершина лета уже почти наступила, — проворчал Ребири Назакри, обращаясь к костру.

Он в одиночестве восседал скрестив ноги на потертой бархатной подушке в центре своего черного шелкового шатра. Все знали, что он там один, но сам Ребири ощущал присутствие ещё одного существа.

— Я знаю, ты здесь, — сказал он.

Ничто не нарушило тишину.

— Я предполагал, что ты будешь и далее руководить мною, — продолжал Ребири. — Как я могу узнать, что следует делать? Не понимаю, как моим людям удастся форсировать реку.

"В этом не будет нужды”.

Назакри вздрогнул. Хоть он и ожидал ответа, тот все равно прозвучал внезапно.

— Но это необходимо сделать. В противном случае как я смогу добраться до Зейдабара?

"Бредущие в нощи пройдут под водой. Тебя через реку перенесет твоя магия. Больше тебе ничего не потребуется”.

— Как не потребуется? Что может помешать домдарцам в течение одного дня истребить всех Бредущих? Неужели ты думаешь, будто я один способен защитить их от всей армии Кадана?

"Защищать их не будет никакой необходимости”.

— Но почему?

"Ты должен мне верить. В защите не будет никакой надобности, если ты станешь действовать не колеблясь и очень быстро”.

— Я должен тебе верить? Но почему?

"Под моим руководством ты уже дошел до Гребигуаты. Доверяй мне и далее. Я не менее сильно, чем ты, желаю разрушения Зейдабара и гибели Империи Домдар”.

— Но ты даже не сказал мне, кто ты такой!

Некоторое время ответа не было, а затем голос произнес:

"В Домдаре я известен как Баэл с красной луны, Носитель Смерти и Повелитель Битв”.

— Баэл?! — У Ребири на несколько секунд захватило дух. — Баэл? Бог, который посылает Домдару его вонючих Заступников?

"Этому пришел конец. У Империи есть Заступник — Маллед, сын Хмара. Он больше не мой”.

— Но весь Домдар клянется твоим именем!

"Они не понимают, что болтают. Империя меня предала, и я отвернулся от нее!”

— Предала тебя? Но каким образом?

"Тебя это не касается. Ты все ещё сомневаешься во мне? Сомневаешься в моем могуществе?”

Ребири силился переварить услышанное.

Баэл, могущественнейший из богов Домдара, заявил, что отрекся от Империи и желает её гибели — во всяком случае, так утверждает беседовавшая с Назакри сущность.

На первый взгляд идея казалась чудовищной. Ведь боги помогли Домдару стать владыкой мира и благоволили Империи во всех её начинаниях. Боги давали домдарцам советы и, ублажая во всем, посылали им Заступников, выбирали для них Императоров.

Но вот оракулы умолкли. Ходили слухи, что дети Императрицы ссорятся по вопросам наследования, а Верховный Жрец сохраняет нейтралитет в этом споре. У Домдара все ещё не появилось Заступника. Лорд Дузон был отчаянным героем, но вряд ли его можно считать мистической фигурой. Дух только что назвал какого-то Малледа, сына Хмара, но Ребири Назакри о таком человеке ничего не слышал. Если даже этот Маллед и существует, то здесь, на поле битвы, его нет.

И вот он, Ребири Назакри, бьет домдарцев в каждом сражении.

Разве такое могло быть возможно, если бы боги по-прежнему улыбались Империи? Почему у Ребири дела идут лучше, чем у его отца или у деда?

Видимо, это все же правда. Произошло нечто такое, что восстановило богов Домдара против домдарцев. Баэл отказался от Малледа, а боги решили избрать для себя нового союзника.

И они избрали его, Ребири Назакри.

Грудь его разрывалась от восторга, грозя удушьем. Гордость, радость, надежда, изумление сплелись воедино и встали комком в горле.

Итак, боги предпочли его. Олнамцы теперь станут новым богоизбранным народом, и он, Ребири Назакри, поведет этот народ к победе.

Всю жизнь он верил в свое Предназначение и в то, что он низвергнет Империю. Но до сей минуты он был намерен свершить это вопреки воле богов.

Теперь же он знал, что уничтожит Империю по воле луножителей, и это все меняло напрочь.

— Конечно, — сказал он. — Конечно, я тебе верю. Я верю в тебя. Ты спрашиваешь, испытываю ли я сомнения. Отвечу: нет, не испытываю, клянусь и впредь оставаться свободным от всех сомнений. Навсегда!

Голос исчез. Баэл удалился.

Но он здесь был и беседовал с ним.

Назакри все ещё не понимал, каким образом бог сможет обеспечить Бредущим в нощи марш на Зейдабар без прикрытия в дневное время, но не сомневался, что бог сумеет сделать это.

Теперь уже скоро. Очень скоро.

И вдруг на него снизошло вдохновение. Он не знал, откуда оно взялось и почему, но им овладела уверенность, что необходимо как можно быстрее приступить к совершенно определенным подготовительным действиям. Он поднялся с подушки и проревел:

— Алдасси! Алдасси!

* * *

Плотники, большую часть которых составляли добровольцы из Дривабора, ворчали по поводу строительства “баррикад”. Однако Лорд Дузон заставлял их работать быстро и тщательно.

Генерал Балинус охотно согласился с предложенным Лордом планом, возложив, однако, его реализацию целиком на автора.

— Коль скоро вы это придумали, то, очевидно, знаете, как следует организовать работу, — заметил Генерал. — Подготовка операции возлагается на вас. Я не желаю утомлять себя деталями и хочу принять участие в последней битве как следует отдохнув. Вы построите этот мост, Дузон, а я поведу по нему людей.

101

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org