Пользовательский поиск

Книга Грехи людские. Переводчик: Новиков К. В.. Страница 43

Кол-во голосов: 0

Она отодвинула стул, чтобы встать. Ронни поспешно схватил ее за руку.

– Элизабет, не уходи. Я хочу поговорить с тобой. Пожалуйста, погоди.

Он казался вполне искренним. Так по крайней мере решила Элизабет. Она откинулась на спинку стула. Может, ему и вправду нужно переговорить с ней? А вдруг у Жюльенны неприятности?

– Хорошо, – согласилась она. – В таком случае я бы выпила мартини с лимоном.

Ронни заказал ей выпивку, а себе очередную порцию виски с содовой. Слегка под хмельком, он заговорил, и его слова звучали несколько необычно – он глотал согласные и растягивал слова.

– С тобой исключительно трудно остаться наедине, Элизабет. Поэтому пришлось прибегнуть к небольшой уловке, чтобы нам встретиться.

Официант стоял, ожидая заказа Элизабет.

– Омлет, пожалуйста, и дыню, – сказала она, даже не раскрыв меню в папке из натуральной кожи. Она оказалась не права, полагая, будто Ронни хочет поговорить о Жюльенне. Он просто пытался ее соблазнить, а стало быть, чем раньше она уйдет, тем лучше для нее.

– А мне рыбное ассорти, говядину по-веллингтонски и бутылочку бургундского, – сказал Ронни, чувствуя себя необыкновенно счастливым. Когда официант удалился, он потянулся через стол и схватил ее за руку.

– О, Элизабет, Элизабет, прекраснейшая Элизабет, не смотри так сердито. Я всего лишь хотел немножко посидеть с тобой.

Она попыталась высвободить руку, но он сжал ее еще сильнее. Элизабет подумала, что до ее прихода Ронни, должно быть, успел немало выпить.

– Мы, кажется, как-то говорили с тобой обо всем, Ронни, – напомнила она с предельной выдержкой и терпением. – Ты знаешь, я нормально отношусь к тебе. Считаю тебя занятным, с тобой приятно поболтать, но заводить с тобой роман не собираюсь. Я больше не хотела бы возвращаться к этой теме. Иначе мы с тобой рассоримся навсегда.

Официант налил им немного красного вина. Ронни отпил глоток и жестом показал, чтобы официант наполнил бокалы.

– У тебя сложилось обо мне какое-то превратное мнение, – сказал он, потягивая вино и не обращая внимания на стоящую перед ним закуску. – Я вовсе не бабник, как ты, должно быть, полагаешь. Собственно говоря... – Он вновь завладел ее рукой, а его речь сделалась еще более тягучей и косноязычной. – На самом деле я ужасно боюсь женщин. Мне нужна не просто женщина, а друг, который понимал бы меня...

Она не стала дальше его слушать, потому что подняла глаза и за спиной Ронни заметила знакомое лицо за одним из соседних столиков. Ронни еще крепче ухватил ее за руку, и Элизабет почувствовала, что ее щеки запылали румянцем: на нее, удивленно вскинув брови, смотрел Риф Эллиот.

– Отпусти же мою руку, ради всего святого! – зашептала она, понимая, что не только Эллиот смотрит на нее. Ронни не спешил выполнить ее просьбу, но удерживать руку Элизабет и пить вино было неудобно. Как-то так получилось, что неосторожным движением Ронни опрокинул бокал, и на девственно-белой скатерти расплылось большое ярко-красное пятно. Несколько капель упали на бирюзовую юбку Элизабет.

Ронни изумленно смотрел на ее испорченный наряд. Незаметно для самого себя он изрядно набрался и с сожалением подумал, как это не вовремя, ведь так много поставлено на карту...

Элизабет поспешно отодвинулась от стола, с которого капало вино. К ним уже устремился официант с чистой скатертью.

Над столиком внезапно вырос Риф Эллиот и произнес с некоторым изумлением:

– Бокалы здесь очень неустойчивы, не так ли, миссис Гарланд? Позвольте я помогу...

И пока официант столбом стоял рядом, не зная, с чего начать, Риф Эллиот взял салфетку и бесцеремонно принялся промокать винные пятна на юбке Элизабет.

– Полагаю, ваш обед подошел к своему логическому завершению, не так ли? – просто констатируя, произнес он. Не ожидая от Элизабет ответа, он взял ее за руку и помог встать. – Мои наилучшие пожелания Жюльенне, – сказал он Ронни, который, приоткрыв рот, недоуменно смотрел на Эллиота. – Можете передать, что я отвез ее подругу домой, чтобы по дороге с ней ничего не случилось.

– Эй, минуточку... – протестующе начал было Ронни. – Какого черта...

У него был такой дурацкий вид, что Элизабет не удержалась от смеха.

– Пока, Ронни, – сказала она. Ей показалось, что она тоже опьянела. Поэтому она безропотно позволила Рифу Эллиоту взять ее под руку и вывести из ресторана в прохладный холл отеля «Пенинсула», а затем и на улицу.

Глава 10

На улице Риф продолжал держать ее под руку. Она заметила, что швейцар отвесил Эллиоту почтительный поклон. Перед ними тотчас же оказалась приземистая, обтекаемая бледно-голубая «лагонда». Шофер почтительно распахнул перед Элизабет дверцу машины.

Она старалась овладеть собой и вести себя так, словно ничего не случилось.

– Спасибо, что помогли мне уйти, – начала было Элизабет, но ее голос звучал непривычно для нее самой сдавленно и хрипло. – Большое спасибо, но я на автомобиле.

– Я знаю. – Глаза Эллиота смотрели на нее уверенно и спокойно, в уголках губ пряталась откровенная усмешка. – Но я обратил внимание, что вы не притронулись к еде, и рискну предложить вам перекусить где-нибудь со мной.

– Мне очень жаль, право, но я не могу... – Ее горло совсем пересохло, выговаривать слова было трудно. Боже праведный, если ее так взволновал пустячный пятиминутный разговор с этим человеком, хватит ли у нее сил выдержать обед с ним?!

– И все-таки я настаиваю, – повторил он, слегка удивленный ее упорством и нежеланием принять его предложение. Голос Эллиота оставался совершенно ровным.

– У меня назначена...

Он взял ее под руку, отстранил шофера и сам взялся за дверцу машины. Риф оказался так близко от нее, что Элизабет почувствовала лимонный запах его одеколона и ощутила горячее дыхание на своей щеке. Она видела рядом высокого, стройного и сильного мужчину. Под легким пиджаком у Эллиота угадывалась хорошо развитая мускулатура. Она чувствовала его сильные пальцы на своей руке, и прикосновение их, казалось, обжигало ее.

– Отмените! – сказал он, глядя ей прямо в глаза.

Глядя в его глаза с мелкой россыпью золотых блесток по радужке, Элизабет почему-то подумала о происхождении белого шрама, рассекавшего его бровь.

В груди у нее все сжалось, стало трудно дышать. Никто никогда прежде не удерживал ее таким образом. Его пальцы были не только сильными, но и властными: так хозяин держит принадлежащую ему вещь. И Элизабет понимала, что хотя бы поэтому она не может никуда с ним отправиться. Да и Адам будет взбешен, пойди она с Эллиотом. Их наверняка кто-нибудь увидит вместе, а ведь она сказала Адаму, что едет обедать с Жюльенной. При попытке все ему объяснить можно окончательно запутаться. Пальцы Рифа чуть сжали ее руку, и внезапно Элизабет ощутила какую-то головокружительную беззаботность, неизвестно откуда явившуюся легкость. Ей вдруг стало все равно, увидят их вместе или нет и что придется потом сказать Адаму. Она не собиралась делать ничего дурного. Поэтому ей нечего стыдиться.

– Что ж, хорошо, – сказала она, усаживаясь впереди рядом с ним. – Я согласна.

С высоты своего роста он ей улыбнулся белозубой красивой улыбкой, озарившей загорелое лицо. Он не дал ей ни единого повода для отказа. Эллиот сел за руль и захлопнул дверцу.

– А теперь, – сказал он, заводя двигатель, – скажите мне, что это вам пришло в голову обедать с таким известным бабником, как Ронни Ледшэм?

Она никогда не думала, что по Натан-роуд можно мчаться с такой головокружительной скоростью. Рикши, такси, велосипеды, уличные торговцы со своими тележками – Риф, умело лавируя, легко объезжал всех. Но иногда его маневры казались такими рискованными, что у нее просто дух захватывало.

– Я не собиралась обедать с ним, так вышло, – ответила она, в то время как они неслись мимо парка Цзюлун и поворота на дорогу к новой квартире Элен. – Вообще-то я думала встретить в ресторане Жюльенну.

43

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org