Пользовательский поиск

Книга Объятия дьявола. Переводчик: Перцева Т.. Страница 90

Кол-во голосов: 0

Луиджи зарычал, и Касси отпрянула, прижавшись к кроватному столбику.

— Будь ты проклята, сука! Заткнись! Мои товарищи не сказали ничего.., ничего, слышишь? Защищали меня.., и его. Я не жалуюсь — он озолотит меня, а вы с вашим мужем, синьора, будете плавать в море, пока акулы не обглодают вас до костей. — Он выпрямился и снова оглядел Касси. — Поверьте, мне совсем не по душе, что придется воткнуть вам стилет между ребрами — ведь вы всего-навсего женщина! Только кровь, хлещущая из перерезанной глотки вашего мужа, возместит мне все тяготы этого гнусного плавания!

Энтони! Он станет легкой добычей, ведь сейчас капитан занят тем, чтобы уберечь “Кассандру”! Он даже не поймет, что умирает!

Волна ярости захлестнула Касси, и она не сразу заметила, что Луиджи медленно крадется к ней. Глаза наемника горели неприкрытой похотью.

— В первый раз мне не довелось по-настоящему насладиться вашим телом, миледи. Это Андреа виноват.., все испортил. Столько крови, столько липкого семени на ваших бедрах! Но теперь все будет по-другому. Перед смертью вы познаете, что такое мужчина!

Он расстегивал пуговицы штанов, которые даже не потрудился стянуть. Касси оцепенела от ужаса и закричала громко, безнадежно, нескончаемо, пока не сорвала голос. Луиджи был уже почти рядом, когда она снова вскрикнула, но он лишь дико рассмеялся, забрызгав ее слюной.

— Вижу, вам не терпится принять меня! Дайте мне насладиться, синьора, и ваша смерть будет легкой.

«Я действительно всего-навсего женщина, — терзалась Касси, — и он не ожидает никакого сопротивления!»

Мысль засела в мозгу острой занозой. Единственная надежда — на женскую слабость, кажущуюся беспомощность.

В этот миг на глаза Касси попались осколки, лежащие под столом.

Цепкие руки уже тянулись к ней, и она почти физически ощущала его похоть, видела торчащий из штанов, налившийся кровью отросток. Касси подалась к убийце и, когда он обхватил ее руками, с силой ударила его коленом в пах. , Луиджи взвыл от боли и ярости и схватился за живот.

— Ты проклятая сука, жалкая шлюха! Помучаешься, прежде чем дьявол заберет тебя!

Он бросился на нее, так и не успев разогнуться. Касси ударила его кулаком в лицо и попыталась скользнуть мимо, но он повалил ее на пол. Перед глазами вспыхнули белые искры. Касси стала вырываться, пока он не занес кулак, чтобы оглушить ее. Тогда она с ловкостью отчаявшегося зверька откатилась вбок, подняв руки над головой. Удар пришелся по щеке, но от страха Касси его почти не почувствовала. Луиджи сыпал грязными ругательствами, проклиная ее. Костлявые пальцы рвали халат. Касси ощутила невероятный душевный подъем, словно озарение внезапно снизошло на нее и придало мужества. Нащупав зазубренный треугольный осколок, она с холодным бесстрастием, будто со стороны наблюдала, как поднимается ее рука с зажатым в кулаке стеклянным копьем. И когда он чуть приподнялся, впиваясь ногтями в ее бедра, Касси не увидела ничего, кроме его искаженного лица, и почувствовала свирепое торжество. Острый, как нож, осколок легко раскроил его щеку от глаза до подбородка.

Луиджи, отскочив, громко завопил, закрыв лицо руками. Касси выдернула стилет у него из-за пояса, оттолкнулась и кое-как встала на ноги. Она была уже у двери, когда Луиджи наконец немного пришел в себя. Яхту бросало из стороны в сторону, и оба были вынуждены ступать осторожно, чтобы не упасть.

Касси, шатаясь, как могла спешила по проходу. Наконец, она добралась до ведущего на палубу трапа и вскрикнула от ужаса. Люк был надежно задраен. Придется потратить немало драгоценного времени, чтобы открыть его. За спиной раздавались проклятия Луиджи; шаги все приближались, и Касси принялась карабкаться по деревянным ступенькам, громко застонав, когда подол халата запутался в ногах. Зажав зубами стилет, она лихорадочно дергала за тяжелые задвижки. Они подались как раз в тот момент, когда она услышала его тяжелое дыхание. Касси из последних сил подтянулась наверх. Деревянная крышка поднялась, и на мгновение дождь ослепил ее. Девушка увидела огромные водяные горы, перехлестывающие через борт, грозя смыть ее в пучину. Оставалось лишь броситься ничком на скользкую палубу. И тут Луиджи вцепился ей в полу халата, оттаскивая Касси назад. Она попыталась вырваться, но Луиджи оказался сильнее. Теперь, когда bravi смотрел в лицо смерти, он не мог отпустить свою жертву!

Касси хотела высвободить руки из рукавов, но мешали вода и ветер, объединившиеся против нее. Луиджи стискивал ее ноги, пытаясь выбраться из люка, используя ее тело, как рычаг. Удушающий страх подступил к горлу, но в это мгновение острое лезвие стилета слегка поранило уголок рта. Она забыла про оружие!

Касси сжала клинок в руке, наслаждаясь внезапным ощущением безопасности, и перекатилась на спину. Убийца навис над ней. В изуродованном лице не осталось ничего человеческого, словно он неожиданно превратился в чудовище из самой преисподней. Дождь поливал его рану, и на лицо и грудь Касси стекали красные струйки.

В глазах Луиджи стыла ледяная ненависть. В горле что-то клокотало, хищно скрюченные пальцы потянулись к ней. Но пока он наваливался на нее, Касси выставила вверх зажатый в руках стилет. И почувствовала тот миг, когда острие пронзило его горло. На какое-то бесконечное мгновение убийца застыл над ней — темные глаза удивленно раскрылись. Кровь хлынула изо рта, и пронзительный вопль заглушил вой ветра. Касси оттолкнула его, и Луиджи медленно покатился по мокрой палубе. Набежавшая волна оттащила его еще дальше к поручню. Нога застряла в бухте каната, и труп дернулся, словно огромная страшная кукла.

Касси вскрикнула и закрыла глаза, чтобы не видеть окровавленное тело с торчавшей из горла серебряной рукояткой стилета.

Но ее крики уносил ветер, пока Дилсон, пробиравшийся на корму, не прислушался к странному тонкому вою. Он споткнулся, схватился за открытую дверцу люка и уставился в заплаканное лицо Касси.

Дилсон охнул от неожиданности. Ее разорванный халат был распахнут, и белоснежная кожа на лице и груди вся оказалась в красных разводах. Он сорвал с себя парусиновый плащ и прикрыл им женщину.

— Дилсон, позовите капитана, — едва слышно прошептала Касси.

— Господи Боже! — ахнул Дилсон, заметив Луиджи, и что было сил помчался к шканцам, громко взывая к капитану, хотя тот, конечно, не мог его слышать. Наконец граф обернулся и, передав штурвал помощнику, воззрился на побелевшего как смерть Дилсона.

— Мадонна, — прохрипел тот. — Быстрее, капитан, быстрее!

Граф на мгновение замер, но тут же побежал за матросом.

— Она убила его, капитан! — кричал на ходу Дилсон. — Всадила в горло кинжал!

— О чем ты, черт побери?

Дилсон вместо ответа молча показал на Касси, лежавшую на спине. Плащ давно унесло ветром, и она осталась почти нагой. Ноги свесились в люк. И кровь… Боже, сколько крови!

Граф упал на колени и поднял жену.

— Кассандра!

Касси наконец прогнала видение ужасного лица Луиджи и заставила себя открыть глаза.

— Он мертв.., правда, мертв?

Граф недоуменно уставился на нее, но Дилсон дернул его за рукав и показал на мертвеца. Вид Луиджи с торчащим из горла стилетом привел Энтони в такой ужас, что он не сразу собрался с мыслями.

— Мертв, Кассандра, — едва выговорил он. Неуклюже прижав жену к себе, граф попытался завернуть ее в остатки мокрого халата и лишь потом понес вниз.

— Дилсон, — прокричал он на ходу, — нельзя, чтобы его смыло! Тащи тело вниз!

Каюта была погружена во мрак. Энтони ощупью пробрался к кровати, положил Касси и отошел, чтобы зажечь свечу. В ее свете он увидел осколки и сгустки крови на ковре. Голова Касси была повернута в сторону. Тело сотрясалось в ознобе. Энтони удержал рвущиеся с языка вопросы и прежде всего растер ее досуха. Полотенце окрасилось кровью, и он внимательно осмотрел каждый дюйм ее кожи. Ничего, кроме пореза на ладони.

— Он был четвертым.., четвертым bravi. Энтони молчал, пока не навалил на Касси гору покрывал. Осторожно собрав ее густые волосы, он рассыпал их по подушке. И хотя сам промок насквозь и вода капала на простыни, боялся отодвинуться от нее.

90

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org