Пользовательский поиск

Книга К истории экономического развитие Голландии в XVI-XVIII веках. Переводчик: Сегаль М. Н.. Страница 56

Кол-во голосов: 0

Маклерская система имела действительное значение в Амстердаме лишь для товарных сделок. Для валютных сделок существовали вышеупомянутые кассиры. Это, однако, отнюдь не снижало роли маклеров для биржи в целом. Даже в таких городах, как Роттердам, Энкхёйзен, Дордрехт, впоследствии еще Схидам, где финансовые операции не играли особенной роли, уже очень рано существовали маклеры, а в первых двух названных городах — также и гильдии маклеров{786}.

В первое время торговля товарами была вообще значительно более разнообразной, чем сделки с валютой. С конца XVI в. первая охватывала почти все ходовые товары, и каждый товар имел своего маклера. То, что было высказано в начале XVIII в.: «Словом, можно сказать, что Амстердам является как бы универсальным магазином не только для Европы, но и для всего мира»[280], было правильно уже для предыдущего столетия. Заграница привыкла к тому, чтобы рассматривать Амстердам как естественный рынок для всех товаров, нуждавшихся в покупателях, и отправлять туда имевшиеся к избытке товары, которые желали превратить в деньги. Когда шведский король Густав-Адольф искал новый рынок для своей меди, которую он не мог более сбывать в Испанию, то он стал отправлять ее в Голландию; так же поступал затем Оксеншерна. В конце концов даже для емкого голландского рынка меди оказалось слишком много, и цены на нее упали. Между шведской и венгерской медью возникла конкуренция{787}.[281] Как выше было указано, в последующее время император наводнил голландский рынок ртутью{788}, и ост-индская ртуть боролась с идрийской за голландский рынок[282]. О господствующем положении Голландии в хлебной торговле мы уже говорили{789}.[283] Так же обстояло дело с другими товарами, в которых Нидерланды нуждались для своей промышленности, например, с железом, жестью, углем, хлопком. Очень интенсивный приток товаров создал оживленную товарную биржу[284]. Лишь для продуктов собственного сельского хозяйства — скота, масла, сыра — существовали местные центры товарооборота внутри страны; в Схидаме имелась также водочная биржа{790}. Фактически на амстердамской бирже была сконцентрирована вся торговля Нидерландов, как на свой капитал, так и комиссионная, которая составляла действительную основу всей голландской торговли; полностью она не прекращалась никогда, даже в те периоды, когда торговля уже не составляла главной основы голландской хозяйственной жизни. Когда Козимо Медичи в 1669 г. {791}назвал Амстердам «мировым магазином», который ведет самую крупную в мире торговлю, то этим он правильно выразил действительное положение вещей.

Биржевые операции в Амстердаме, поскольку дело касалось фондовых операций производились в начале XVII в. в очень скромных и ограниченных масштабах; в основном они заключались в сделках с паями Ост-Индской, а затем Вест-Индской компаний, которые, однако, не являлись акциями в современном смысле этого слова, а были именными паевыми квитанциями участников компании[285]. Эти акции обращались на бирже и быстро стали предметом спекуляции, причем образовывались группы дельцов, заинтересованные в повышении и понижении их[286]. До 1672 г, мы не имеем, однако, никаких сведений о постоянном обращении государственных бумаг на бирже. С акциями Ост-Индской компании уже рано начались сделки на срок, которые оживили спекуляцию и увеличивали оборот, несмотря на то, что Генеральные штаты своими постановлениями в 1610–1677 гг. многократно запрещали такие сделки на срок{792}. Так как акции распределялись по различным палатам компании, то скоро обнаружилась разница в курсах различных акций. Вначале на биржах обращались амстердамские и зеландские акции, впоследствии преобладали амстердамские; они котировались всегда по более высокому курсу{793}. Поэтому вполне понятно, что амстердамская биржа тщательно следила за отправлением и прибытием ост-индских судов, за их грузами и стоимостью последних. От этих рейсов в значительной степени зависело благополучие биржевых спекулянтов{794}.

В торговле государственными бумагами 1672 год явился поворотным. Это был год рождения современного кредита в военное время; в историко-экономическом отношении он представляет большой интерес не только для Голландии. Внезапное вторжение французов в июне 1672 г., которому республика могла противопоставить лишь весьма недостаточные военные силы, вызвало полнейший финансовый крах{795}. В стране было достаточно денег, но потеря больших территорий уменьшила доходы, поступления от поземельного налога прекратились, торговля и транспорт приостановились. Пытались найти выход из положения наложением секвестра на вклады Ост-Индской компании в Мидделбургском и Роттердамском банках, но это оказалось лишь каплей в море{796}. Тогда сделали попытку получить деньги путем выпуска пожизненных рент на очень выгодных условиях. Поступившие таким путем нечеканенное золото и серебро трудно было очень быстро превратить в наличные деньги, которые необходимы были для выплаты жалованья войскам{797}. Предложение ввести имущественный налог с известными градациями немедленно вызвало возражения со всех сторон. Это служит интересным примером того, как даже в тяжелом положении не решались на необходимые меры из-за теоретических соображений[287]. Для покрытия огромных расходов оставался лишь кредит, которым приходилось (покрывать не только потребности в самой стране, но даже «нужды союзников. Для одних союзников ежемесячно требовалось 10 млн. рейхсталеров. Такой кредит можно было найти лишь внутри страны. С Англией вели войну; от ганзейских и итальянских городов можно было надеяться получить деньги лишь по очень высоким процентам. Республика выдавала долговые обязательства, курс которых, конечно, сильно колебался, и которые вначале, при общей панике, имели очень небольшую ценность. Получению кредита помогла твердая позиция Амстердама, который и слышать не хотел об унизительном мире и возлагал свои надежды на собственную страну, на союзников, на императора и на Бранденбург{798}. Амстердамские коммерсанты поняли очень скоро, что можно будет добиться более легких мирных условий, чем предлагаемые Англией и Францией, а именно 30 млн. гульд. и уступка территорий{799}, если продолжать оказывать сопротивление, пойдя на дальнейшие жертвы. После того как французы отступили к востоку и был заключен союз с Брауншвейг-Люнебургом, кредит тотчас же поднялся, и оказалось возможным получить деньги. В конце сентября курс облигаций стоял на уровне 60%, после заключения союза с императором он повысился до 75, а в октябре до 93%. Правда, курс и потом еще сильно колебался и не всегда в сторону повышения. Объяснялось это характером ведения войны союзниками и принцем Вильгельмом III, не внушавшим доверия. В конце декабря курс облигаций стоял на уровне 50–55%. Когда в 1673 г. энергично приступили к собственным вооружениям, то курс улучшился, и высшая точка кризиса была пройдена.

В течение всего этого эпизода больше всего забот вызывала позиция союзников в отношении обещанных им Нидерландами субсидий, без которых император и Бранденбург, т. е. самые главные союзники, не могли вести войну. Тяжелое положение заставило в отношениях с императором прибегнуть к новому приему. Так как уплачивать наличными деньгами не было возможности, то вместо денег стали пересылать облигации. Это возбудило в Вене крайнее недоверие, и лишь постепенно императорскому послу в Гааге Лизола удалось рассеять сомнения Вены насчет субсидий в виде долговых бумаг. Но это отрицательное отношение, естественно, в течение длительного времени сказывалось в колеблющемся, нерешительном ведении войны императором. Лишь после того как в Вене укрепилось убеждение, что Нидерланды в состоянии платить только облигациями и что дальнейшее недоверие к облигациям лишь понизит их ценность и этим также кредитоспособность Голландии как союзника, императорское правительство решилось во время новых переговоров в 1673 г. признать этот способ уплаты{800}. При оплате исходили из фактического курса облигаций. Таким путем голландские государственные долговые бумаги стали одним из находящихся в обращении средств платежа. Амстердамская биржа, которая определяла курс этих бумаг, получила неизвестное до того времени непосредственное влияние на ведение войны и этим также — на международную политику[288]. Это событие вообще очень важно для правильной оценки характера и обращения биржевых бумаг.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org