Пользовательский поиск

Книга Любит, не любит…. Переводчик - Степина Е. А.. Содержание - 10

Кол-во голосов: 0

— И не думай, что я не хочу этого. Еще как! На берегу много камней…

— Понимаю.

Секунды тянулись, как годы.

— Ужасно, что так вышло у вас с Николасом.

— Это не твоя вина. — Он сложил руки на груди, чуть помедлив перед входом в беседку. — Ты просто обнажила наши с ним противоречия. Рано или поздно я бы все равно уехал. Он сдерживал меня.

— Ник боялся, что ты увязнешь в легких деньгах, что они прельстят тебя и ты будешь жить только ради них.

Эдвин покачал головой и бесшумно усмехнулся.

— Деньги — это хорошо, но легко они мне никогда не доставались. Я вкладываю в работу массу энергии. Николас был не способен оценить это. Идея искусства ради искусства чиста и замечательна, но наивна, поскольку вдохновение не заплатит по твоим счетам.

— Оплата счетов для тебя важнее всего другого?

— Для меня важно делать так, как я привык: зарабатывать на жизнь, не терзаясь и не выпрашивая свою зарплату у дяди с толстым кошельком. Поэтому я взялся за эту работу, поэтому я и вернулся сюда. Частично поэтому…

— Ты отдал долг памяти Николаса сполна. Тебе не надо было подчиняться его воле. Это нечестно с его стороны — заставлять тебя бросать все, чего довелось добиться. Ты ничего не должен ему больше.

Он пожал плечами, глядя в темноту деревьев.

— Этот долг я никогда не возмещу.

Аманда вздохнула.

— В завещании не говорится, что ты должен жить здесь.

Сейчас он мог доверять ей, что удерживало его? В горле у нее пересохло от волнения.

— Ты хочешь, чтобы я уехал?

— Нет. — Эта мысль теперь уже пугала Аманду.

Может, он ждал, что она добавит что-нибудь еще, но женщина молчала.

— Спасибо, — произнес он тихо.

Ночной ветер шевелил кроны деревьев, что-то защекотало щеку Аманды, а потом запуталось в ее волосах. Она вскрикнула, и Эдвин шагнул к ней и увидел, что она безуспешно пытается сбросить назойливое насекомое.

— Не двигайся, — приказал он, хватая ее за руку. — Ты его только глубже загонишь.

— Что это? — спросила Аманда несколько брезгливым тоном. Здесь летали огромные жуки и мухи, они были безобидны, но безобразны на вид.

— Это обычный майский жук, — ответил Эдвин, запуска пальцы ей в волосы. — Стой смирно, пока я буду его вытаскивать. Ну вот…

Пленник жужжал и безрезультатно пытался выбраться из цепких пальцев Эдвина. Тот поднял руку и отпустил жука.

— Все хорошо? — Эдвин погладил ее по волосам.

— Я не испугалась, — солгала она, — просто удивилась.

— Ну конечно! — Его голос был приятен, так же как и прикосновение его руки.

Аманда вдруг ощутила, как близко они друг от друга, и он, не раздумывая, прижал ее к себе.

10

Она не сопротивлялась, осознавая, что это было неизбежно с момента их первой встречи.

Эдвин целовал ее лоб, и Аманда ощущала его прикосновение всем своим телом. Его губы переместились на ее веки. Затем она уловила его дыхание на своих губах и раскрыла их, отдаваясь его страсти. Поцелуй был затяжной, нежный, интригующий и обещающий столько всего…

Молодая женщина положила ладони на его крепкие руки, они скользнули вверх, к плечам, и обрели покой на сильной тугой шее. Ее пальцы стали легонько теребить его волосы.

Когда Эдвин поднял голову, тело ее задрожало, судороги желания пробежали по коже, а грудь напряглась.

От ее взгляда не ускользнуло движение его кадыка, когда мужчина сглатывал. Она улыбнулась и коснулась языком ямочки в основании шеи.

Эдвин произнес что-то неразборчивое, но взрывное, и начал медленно расстегивать пуговицы на ее халате.

— Блаженство…

Он стянул податливую материю ночной рубашки и высвободил томящееся желанием тело Аманды, ее груди, налитые тяжестью, позволяя легкому ветерку ласкать их. Несколько мгновений мужчина стоял и разглядывал ее, а потом метнулся и яростно прижался к ней, обнаженной. Руки его дрожали.

— Я мечтал об этом, — прошептал он, — месяцы… годы!

Даже когда он ее терпеть не мог? Годы? Сейчас было не время думать об этом, потому что его волосы нежно щекотали ее подбородок и она была поглощена этим новым ощущением. Когда его язык уткнулся в ложбинку между грудей, все ее мысли, казалось, рассеялись навсегда.

Она покачивалась. Только его рука, обвитая вокруг ее талии, не давала ей упасть. Аманда вцепилась в его плечи, ерошила волосы, затем она поднялась на цыпочки, отдаваясь его ласкам.

Он не разочаровал ее, изливая нежность на горящее желанием тело, так пирог заливают горячим шоколадом. Аманда обвила руки вокруг его шеи и потеряла ощущение времени и пространства.

Вдруг Эдвин приостановился и поднял голову, издав глубокий, гортанный стон. Она ощутила его обжигающее дыхание.

— Мы не можем сейчас, — произнес он. — У меня ничего нет с собой.

Аманде было все равно. Бедняжка еле различала слова. Единственное, чего она желала, чтобы он не прекращал свои ласки, чтобы они оба по мановению волшебной палочки утонули в едином потоке наслаждения.

Но здравый смысл все же прорезался где-то в глубине и ее сознания.

— Ты хочешь остановиться?

— Глупый вопрос, — простонал он.

Его руки еще крепче обняли Аманду. Она чувствовала, как наслаждение растекается по всему телу и все нарастающим потоком струится по жилам. Не в силах сдерживаться, она вскрикнула и обвила Эдвина ногами. Он ответила ей стоном, и все закрутилось вокруг, затанцевало, как пламя, вздымающееся к небу.

Лунный свет заливал пространство беседки, она прикрыла глаза. В самый последний момент Эдвин обхватил ее за талию, оторвал от себя и, как ребенка, опустил на гладкую каменную скамью. Аманде показалось, что ее за одну секунду подняли со дна океана, и она потеряла ощущение реальности…

Эдвин прислонился затылком к стене и закрыл глаза.

Они просидели так вечность. Аманда, должно быть, впала в дрему и спохватилась, когда Эдвин нежно произнес:

— Милая, надо идти. Уже светает.

На минуту ей показалось, что все, что между ними произошло, ей просто приснилось. Но его сильные руки все еще обнимали ее, а ее тело было обнажено. Она взглянула на Эдвина, прикоснулась кончиками пальцев к его губам.

— Нам надо идти, Аманда.

— Да, — согласилась она, суетливо ныряя в шелковую рубашку и набрасывая халат.

Они рисковали быть замеченными в столь пикантной ситуации. Если бы на них случайно наткнулись проснувшиеся спозаранку ученики, то их авторитет мог лопнуть как мыльный пузырь.

По дороге домой никто из них не проронил ни слова. Эдвин подвел ее к задней двери, поцеловал на прощание и, шепнув «поговорим позже», исчез за углом.

Теплая домашняя атмосфера обволакивала ее как дымка. Она долго прислушивалась к окружающим звукам и, не услышав ничего особенного, поднялась к себе.

Аманда как будто попала в иной мир, словно все вокруг стало нереальным. Простыни источали холод, когда она забиралась в постель. Перед глазами танцевали образы — невероятные картинки, на которых она млела в объятиях Эдвина, его темная голова покоилась у нее на груди, а ее ноги нежно обвивали его торс.

Еще никогда она не отдавалась желанию с такой силой. Аманда даже не предполагала, что способна на такое. Похоже, только Эдвин мог пробудить в ней подобную страсть…

В беспощадном свете дня произошедшее все еще казалось сном. Подпрыгнув на постели от звука будильника, молодая женщина пришла в себя и села в кровати. Первое, что она увидела, была фотография Николаса, которая стояла у нее на туалетном столике.

Чувство вины охватило ее, и Аманда поняла, что прошлой ночью поступила ужасно. О чем она думала? Только о собственном удовольствии и о любовнике.

Загнав себя под душ, она вздрогнула, когда холодные струи побежали по ее коже. Как теперь смотреть в глаза Эдвину? И кому бы то ни было вообще? Почему-то ей казалось: то, что ночью происходило между ними, уже стало известно всему миру.

25

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org